Трисвятое

Когда бы ни случилось нам бывать в церкви за богослужением, мы обязательно услышим знакомое всем нам молитвословие: Святый Боже, Святый крепкий, Святый безсмертный, помилуй нас. Стоя перед иконостасом, его читает псаломщик на Вечерне, на Утрени, после Великого славословия, на Часах, наконец, на Литургии, когда молитвословие поется священнослужителями (в алтаре) и хором (на клиросе). Трисвятым молитвословие называется потому, что в нем мы обращаемся к Пресвятой Троице – Богу-Отцу, Богу-Сыну и Святому Духу.

Первым услышал эти святые слова пророк Исайя, который жил почти за восемь столетий до Рождества Христова. В своей книге пророчеств он так описывает событие, положившее начало его пророческому служению: "В год смерти царя Озии видел я Господа, сидящего на престоле высоком и превознесенном, и края риз его наполняли весь храм. Вокруг Его стояли серафимы: у каждого из них по шести крыл: двумя закрывал каждый лице свое, и двумя закрывал ноги свои, двумя летал. И взывали они друг ко другу, и говорили: свят, свят, свят, Господь Саваоф! вся земля полна славы Его!" (Ис. 6. 1-3).

Другое свидетельство принадлежит Апостолу и Евангелисту Иоанну Богослову. В книге Апокалипсис, содержащей пророчество о судьбах мира, есть такие слова: "И тотчас я был в духе; и вот, престол стоял на небе, и на престоле был Сидящий. И Сей Сидящий видом был подобен камню яспису и сардису: и радуга вокруг престола, видом подобная смарагду. И вокруг престола двадцать четыре престола; и на престолах видел я сидевших двадцать четыре старца, которые облечены были в белые одежды и имели на главах своих золотые венцы. И от престола исходили молнии и громы и гласы, и седмь светильников огненных горели перед престолом, которые суть седмь духов Божиих.

И перед престолом море стеклянное, подобное кристаллу; и посреди престола и вокруг престола четыре животных, исполненных очей спереди и сзади. И первое животное подобно льву, и второе животное подобно тельцу, и третье животное имело лице, как человек, и четвертое животное подобно орлу летящему.

И каждое из четырех животных имело по шести крыл вокруг, а внутри они исполнены очей; и ни днем ни ночью не имеют покоя, взывая: свят, свят, свят Господь Бог Вседержитель, Который был, есть и грядет." (Апк. 4, 2-8).

В богослужении Трисвятое стало употребляться в V веке по Р. Х. Церковное предание повествует, что однажды Византия, центр христианства, в те далекие времена была поражена сильным землетрясением. Каждый день приходили известия о разрушенных городах и селениях, многие области страны подвергались опустошению, даже целые острова погружались в море под ударами стихии. Благочестивые правители Византии — император Феодосии и его сестра Пульхерия увидели в этом страшном бедствии гнев Божий. Было решено всем жителям Константинополя пройти крестным ходом из города в открытое поле и там совершить молебное пение ко Господу. Император и патриарх шли босыми. Во время молебна произошло чудесное событие – неведомая сила подняла и вознесла на небо одного отрока. Когда через некоторое время он был таким же образом возвращен на землю, то рассказал, что слышал, как ангелы воспевают на небе песнь: Святый Боже, Святый крепкий, Святый безсмертный. Тогда весь народ "единым сердцем и едиными усты" возопил этими словами ко Господу, добавив к ним помилуй нас. Тут же землетрясение прекратилось. Трисвятая же песнь по императорскому указу была введена в богослужение в память о чудесном событии.

Хотя слова Трисвятого имеют небесное происхождение, мы находим их также и в Священном Писании. Троекратное Серафимское восклицание: Свят, Свят, Свят, Господь Саваоф, как мы уже говорили, содержится в "Книге пророка Исайи" и "Откровении" Иоанна Богослова. Другую же часть Трисвятой песни составляет стих из Псалма, которым взывал ко Господу пророк Давид: "Возжада душа моя к Богу, крепкому, живому" (то есть бессмертному – Пс. 41. 3).

Соединение этих слов с молитвенным прошением помилуй нас и образует Трисвятую песнь. Вот как говорит об этом Николай, архиепископ Фессалонитский в "Толковании Божественной Литургии": "... сия песнь принята хотя от Ангелов, но взята из книги священных Пророческих псалмов; собрана же от Христовой церкви и посвящена Троице. Ибо слово: святый, которое трикраты вопием, есть Ангельское; слова же: Боже крепкий и безсмертный суть Блаженного Давида... Но принять и присоединить к ним сии, а притом прибавить моление (глаголю же о том: помилуй над), есть [признак] Церкви знающих Троицу единаго Бога; да явлено будет как согласие Ветхого с Новым Заветом, так что и Ангелов и человеков едина есть Церковь, и лик един, явлением Христа, Иже есть и пренебесный и земный" (гл. 20).

Обращенная к Пресвятой Троице, Единой и Нераздельной, Трисвятая песнь содержит в то же время слова, взывающие к каждому из трех лиц Ее. Когда мы произносим: Святый Боже, мы обращаемся к первому лицу Пресвятой Троицы – Богу-Отцу. Тем самым мы исповедуем единого Бога, Творца всей Вселенной и всего сущего на небе и на земле. Мы исповедуем, что нет кроме него иных богов, что он воистину Господь Вседержитель.

Когда мы произносим: Святый крепкий, мы обращаемся ко второму лицу Пресвятой Троицы – Богу-Сыну, Господу нашему Иисусу Христу. Называя Его крепким, мы исповедуем, что Он есть крепость и сила Отца, что Он всю Вселенную содержит в крепкой своей деснице. Мы исповедуем, что у Него вся сила и вся власть, что как некогда Словом Отца был сотворен мир, так и сейчас сила и крепость Его Слова действует в нас. Крепким мы называем Бога-Сына и потому, что Церковь свою Он наделил такой крепостью, что никакие адские силы не одолеют ее.

Когда мы произносим: Святый безсмертный, мы обращаемся к третьему лицу Пресвятой Троицы – Святому Духу. Называя его безсмертным, мы исповедуем, что Он есть единственный источник жизни, пребывающий вовеки, что Его наитием, исходящим от Отца, дается дыхание всему живому на земле. Заключительные слова Трисвятой песни помилуй нас, хотя и обращены как будто к одному лицу, относятся ко всем лицам Пресвятой Троицы. Обращением этим мы исповедуем, что Троица едина и нераздельна, что все ее лица одинаково святы, и что ни одно не существует без другого.

Трисвятое звучит в церкви очень часто. После Ектений, пожалуй, нет иного молитвословия, которое звучало бы чаще, чем Трисвятое. Тому есть несколько причин. Во-первых, поскольку слова молитвы стали известны людям непосредственно от небожителей, они обладают особой действенностью и силой. О том, как скоро милосердный Господь внемлет словам этой молитвы, произносимой с верой, от чистого сердца, говорит сама история ее появления.

Во-вторых, поскольку Трисвятая песнь обращена к трем лицам Пресвятой Троицы, то она в немногих словах содержит краткое исповедание всей православной веры. Поэтому Трисвятое включается обязательно в каждую из служб Православной церкви, будь то простой молебен, или Вечерня, Утреня, или Часы, или даже наши домашние молитвы, читаемые утром и перед отходом ко сну. Особо важное место Трисвятое занимает в чине Божественной Литургии. Оно служит прологом к чтению Священного писания. Священник и диакон с Евангелием в руках входят Царскими вратами в алтарь (это священнодействие называется малым входом и знаменует собой вхождение самого Господа Иисуса Христа во Святая Святых). Хор в это время поет Блаженны, а затем тропари и кондаки, в которых прославляются события празднуемого дня. Священник, став перед Престолом, начинает тайно, про себя, читать молитву Трисвятого. В этой молитве он просит Господа принять Трисвятую песнь от нас, грешных, простить наши грехи и дать нам силы достойно служить ему до конца наших дней.

Диакон в это время просит у священника благословения начать Трисвятую песнь. Священник, отвечая ему, велегласно произносит заключающие молитву слова: Яко свят еси, Боже наш, и Тебе славу воссылаем, Отцу, и Сыну, и Святому Духу, ныне и присно. Диакон же, став на амвоне, оканчивает: И во веки веков, и указуя орарем на иконы Спасителя, Божьей Матери и на Святой Престол, дает знак хору начать Трисвятое. Хор поет Трисвятую песнь, присоединяя к ней малое славословие в удостоверение того, что эта песнь возносится во славу Пресвятой Троицы. В заключение Трисвятая песнь повторяется еще раз. Во время пения Трисвятого священнослужители, иерей и диакон, читают про себя текст Трисвятого и трижды поклоняются Престолу. Также молятся и все прихожане, прося Пресвятую Троицу помиловать и очистить их, сделать достойными предстоящего Таинства. Сотворив поклоны, священник отходит к возвышению за Престолом, называемому Горним местом, и готовится к моменту чтения Священного писания. Восхождение священника на Горнее место и последующее сидение его во время чтения Апостола, св. Симеон Солунский толкует так: "... потом бывает восход на священное сопрестолие и седение на оном: и это делается во образ восшедшего на небеса Иисуса Христа и седящего одесную Отца". (Толкование Литургии, гл. 93).

В прежние времена священнослужители вступали в алтарь только после малого входа с Евангелием и, став перед Престолом, воспевали Трисвятую песнь в подражание Серафимским воинствам. Этот церковный обычай воплощает веру в то, что на малом входе вместе со священнослужителями входит в алтарь и Архиерей Небесных воинств – Спаситель мира, Господь Иисус Христос. Есть свидетельства, что это происходит в действительности. Одно из них передает нам преп. Серафим Саровский: "Случилось мне служить с отцом Пахомием и казначеем Иосифом во Св. Великий Четверток. Божественная Литургия началась в два часа пополудни и, как обыкновенно – вечернею. После малого входа и паремии возгласил я, убогий, в Царских вратах: "Господи, спаси благочестивыя и услышы ны" и, вошедши в Царские врата, навел на предстоящих орарем и окончил: "... и во веки веков". Тут озарил меня свет, как луч солнечный. Обратив глаза за сияние, я увидел Господа Бога нашего Иисуса Христа – во образе Сына Человеческого во славе, сияющего светлее солнца неизреченным светом и окруженного, как бы роем пчел, небесными силами: Ангелами, Архангелами, Херувимами и Серафимами. От западных церковных врат Он шел по воздуху, остановился против амвона и, воздвигши Свои руки, благословил служащих и предстоящих. Затем Он вступил в местный образ Свой, что близ Царских врат. Сердце мое возрадовалось тогда чисто, просвещенно, в сладости любви ко Господу". (Дивный старец. -М., 1993).

Ныне традиция эта соблюдается только при архиерейском служении. Облачение архиерея происходит на середине храма. До Трисвятого он участвует в богослужении тайно, невидимым образом, как бы не будучи до времени явленным предстоящим. Но перед началом Трисвятого пения вступает в алтарь как во Святая Святых и став перед Престолом вместе со священнослужителями начинает Трисвятую песнь. Трисвятое в этом случае поется семь раз – трижды в алтаре и четырежды на клиросах. Пение на клиросах означает пение людей, а пение в алтаре – ангелов. В совокупности же символизируется единая Церковь, небесная и земная.

В "Толковании на Послание ап. Павла к Римлянам" св. Иоанн Златоуст так пишет о Трисвятом: "Представь, в какие посвящен тайны ты, посвященный в них, с кем ты возносишь таинственную песнь, с кем взываешь Трисвятое. Научи находящихся вне, что ты ликовал с Серафимами, что ты принадлежишь к высшему сонму, что ты причислен к лику ангелов, что ты беседовал с Господом, что ты обращался со Христом".

Кроме Литургии Трисвятое поется на богослужении только один раз – на Утрени, вместе с Великим славословием. Соединение этих двух песнопений не случайно. Великое славословие начинается словами: Слава в вышних Богу, и на земли мир..., воспетыми ангелами при Рождестве Христовом, и заканчивается ангельскою же песнью Святый Боже, Святый крепкий, Святый безсмертный... Такое соединение бывает тогда, когда Устав предписывает петь славословие, а именно – по большим и малым праздникам. В остальные дни Великое славословие читается, а не поется, и в этом случае Трисвятое опускается.

Великое славословие обозначает наивысший момент молитвенного подъема утреннего богослужения, его кульминацию и завершение. После того, как прозвучали Канон и стихиры "на хвалитех", раскрывающие события празднуемого дня, Церковь воспевает хвалебную песнь Богу, Творцу и Создателю. Здесь нет уже тех частностей, которые были в Каноне, поэтому слова Великого славословия выражают лишь состояние молитвенного восторга и изумления перед непостижимой силой Божества, милостью Которого мы живем, и по воле Которого совершаются все события на земле и на небесах.

Текст Великого славословия составлен из разных мест Ветхого и Нового Завета. В нем можно выделить три части или "три рода молитвы: прославление, благодарение, прошение". Именно к прошению присоединяется Трисвятая песнь, которая есть одновременно и Серафимское славословие и человеческая молитва, совершаемая нами с Божией помощью во славу Божию.

Утверждение Трисвятого как канонического молитвенного текста произошло во 2-ой половине V – начале VI века. Существовало же оно в богослужении раньше того. Известно, что уже на одном из первых Вселенских Соборов – Халкидонском – (451 г. ) текст Трисвятого обсуждался. Из него были изъяты некоторые лишние, добавленные произвольно, слова. В том виде, в каком Трисвятое получило одобрение Собора, мы знаем его сейчас. [1]

Текст Трисвятого вошел во все христианские богослужения. В Византии его пели на Утрени вместе с Великим славословием (после "пробави милость Твою ведущим тя") и на Литургии до Чтений. Византийская традиция богослужения перешла и в русскую православную церковь. В некоторых богослужениях (например, архиерейском) в русской церкви звучит и сейчас греческий текст Трисвятого – "Агиос о Феос... "

В некоторые дни, а именно: на Рождество Христово, Богоявление, Лазареву и Великую Субботы, на Светлой седмице и на Пятидесятницу вместо Трисвятого поется: Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся, аллилуйя. Этот обычай связан с традицией древней Церкви крестить в указанные дни оглашенных. Чтобы напомнить о принятом ими таинстве и было установлено петь эти стихи. Еще дважды в году пение Трисвятого заменяется на другое песнопение. На Воздвижение Креста и в Неделю Крестопоклонную в соответствии со смыслом воспоминаемых событий положено петь: Кресту Твоему покланяемся Владыко и Святое Воскресение Твое славим.

Греческие и славянские распевы Трисвятого известны с XII века. И те и другие полагаются как распевы, по гласам неизменяемые.

В католическом богослужении Трисвятое поется один раз в год – попеременно на греческом и латинском языках при церемонии Воздвижения Креста в Страстную Пятницу. Два других молитвенных текста, заменяющих Трисвятое, появились также в Византии и были сохранены всеми христианскими церквами. Тексту Елицы во Христа крестистеся соответствует в латинской традиции текст Omnes qui in Christo, а Кресту Твоему покланяемся Владыко – Crucem tuam adoramus.

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Решением Собора были сокращены слова "распятый за нас", которые добавлялись после слов "Святый безсмертный". Вместе с тем в некоторых церквах (например, армянской) слова "распятый за нас" остались в тексте Трисвятого.


Прив. по: Трисвятое, М., "Православное пение", 1997 г.
Ю.Евдокимова, А.Конотоп, Н.Кореньков.

  • Перейти к оглавлению

    * * *

     

    Спонсорская ссылка:

  •  
    Поиск

    Воспользуйтесь полем формы для поиска по сайту.
    Версия для печати

    Навигация по сайту:


    Воспользуйтесь картой сайта
    Портал
    Православный Календарь
    Новостная лента
    Форум

    Rambler's Top100

    Спонсоры:

    Свои отзывы, замечания и пожелания можете направить авторам сайта.

    © 1999-2007, Evening Canto.

    Сайт на CD-ROM


    Rambler\'s Top100

         
    PHP 4.3.7. Published: «Evening Canto Labs.», 1999-2001, 2002-2007.