Вл.Протопопов

7. "Мусикийская грамматика" Николая Дилецкого.

"Идеа грамматики мусикийской" (1679) - выдающийся музыкально-теоретический труд Николая Павловича Дилецкого (ок1630-ок.1690), самого крупного русского теоретика и талантливого композитора второй половины XVII столетия. Три национальности спорят за право считать его деятелем своей культуры: украинская, литовская, русская.

"Жителем града Киева" назвал Дилецкого Коренев в своей "Мусикии" (вторая редакция). Именно в таком смысле мы и принимаем слова Коренева - Дилецкий был украинцем по происхождению; связь его с Киевом, видимо, скоро прервалась. Характерно, что на Украине не было ни одного экземпляра "Грамматики", поэтому нет оснований считать ее предназначенной для Украины, но музыкальные произведения Дилецкого широко бытовали на Украине, о чем свидетельствует "Реэстр нотных тетрадей, Starowolski Szimon. Мусикийская грамматика" принадлежащих Львовскому Ставропигиальному братству, 1697 года"[1]. В нем зафиксированы "Службы" и Канон Дилецкого наряду с разнообразными сочинениями других украинских композиторов (Шаваровского, Завадовского, Ижевского, Бешевского, Гавалевича. Мазурка, Чернушчина и других) и многими анонимными. В документах, опубликованных в многочисленных томах "Архива Юго-Западной России"[2], имя Дилецкого не встречается; переписные книги Киева XVII столетия также не называют Дилецкого или его родственников.

По собственным словам Дилецкого, он учился в Виленской иезуитской академии, прошел там традиционные семь свободных наук, получил звание академика, как окончивший это учебное заведение. В 1675 году издана его брошюра в 7 листов (14 страниц):

Toga Ziota w nowej swieta metamorphosi, szlachetnemu magistrato-wi Wilenskomu na nowi rok przez Mikolaja Dileckiego, akademica Wielenskiego oglaszona w Wilne. Typis Franciscanis anno 1675 w 4-ie, kart. 7 nib"[3]. ("Золотая тога в новом преображении мира, благородному Виленскому магистрату на новый год, опубликованная в Вильне Николаем Дилецким, окончившим виленскую академию. Типография францисканцев. 1675, в 47 ненумерованных листов".) Ни одного экземпляра брошюры не сохранилось.

О деятельности Дилецкого в Литве (Вильнюсе) кроме сказанного ничего неизвестно. В исторических трудах о Виленской академии М. Балинского, И. Лукашевича[4] о воспитаннике Дилецком не упоминается. Однако его фамилия напоминает типично литовские фамилии: Дилецкас, Дилецкис и т. п., что дало основание некоторым литовским музыковедам считать Дилецкого литовцем по происхождению и таким образом ввести его в круг исторических деятелей литовской музыки. Однако фактов, подтверждающих это, пока нет, напротив, есть ряд противопоказаний: а) Дилецкий придерживался православного вероисповедания, тогда как литовцы - католики; б) почерк скорописи Дилецкого - типично украинский; в) в разных текстах "Грамматики" встречаются украинизмы; г) Дилецкий назван "Павловым сыном" (Павловичем), тогда как в Литве нет обычая указывать отчество.

Реальными остаются только труды Дилецкого, написанные и предназначенные для России,- его "Мусикийская грамматика" в разных вариантах. Первый вариант (доселе ненайденный) создан на польском языке в Вильне; обстоятельства написания его неизвестны, и судить о нем невозможно, все остальные - на русском, и составлялись по заказам русских людей. Для Смоленска "Грамматика" написана по указанию дьяка Тимофея Дементиановича Литвинова (1677), для Москвы-по поручению Григория Дмитриевича Строганова (1679), следующий вариант (1681), возможно,- по совету Иоанникия Трофимовича Коренева. Все варианты разошлись в списках по необъятной России, переписывались полностью и фрагментами, изучались, передавались из рук в руки, находили своих читателей. Ими были профессионалы-музыканты, любители из духовного звания, служилого, посадского и купеческого люда, крестьяне - люди разных чинов и званий:

Дилецкий предстает деятелем русской музыкальной культуры.

Печатное издание "Грамматики" осуществлено только в 1910 году трудами С.В.Смоленского, сообщения некоторых современных нам авторов о якобы имевших место изданиях на польском и белорусском языках ошибочны. Так, А.И.Рогов во введении к фрагменту "Мусикийской грамматики" Дилецкого пишет, что она была опубликована на польском языке в Вильно, затем в 1677 году "издана на белорусском языке в Смоленске" и в Москве якобы осуществлено третье издание (русское) в 1679 году[5]. Это не соответствует действительности - ни одно из названных изданий "Грамматики" не существовало[6]. Да с материальной стороны такие издания в XVII веке в России были невозможны: труды Дилецкого изобилуют нотными примерами, в России же тогда не было нотного шрифта, да и в Западной Европе он был крайне примитивен.

Обратимся, однако, к достоверным сведениям о Дилецком, правда, весьма скупым.

Годы рождения и кончины Николая Павловича Дилецкого до сих пор не установлены. Предположительно это 1630 - ок. 1690, как считал Н.Ф.Финдейзен[7], опиравшийся на сведения, почерпнутые во "Всеобщей биографии музыкантов" Фетиса от П.Е.Беликова - инспектора Придворной певческой капеллы[8].

Как уже говорилось, Дилецкий окончил Виленскую академию. В Вильне же он написал и первый вариант своей "Грамматики", используя книги по теории музыки на латинском языке, главным же образом основываясь на анализе многочисленных музыкальных произведений отечественных (вероятно, украинских) и зарубежных (очевидно, польских) композиторов. В тексте "Грамматики" упомянуты имена композиторов: украинцев - Зюски, Зацаревича, И. Календы, Елисея-монаха (Завадовского) и польских - М. Мельчевского, Я. Рожицкого.

С произведениями украинских мастеров Дилецкий мог познакомиться еще в Киеве, но также и в Вильне, где были православные храмы, например, в Святотроицком монастыре[9]. Сочинения М.Мельчевского и Рожицкого звучали, конечно, в костелах и, несомненно, в Виленской академии, в исполнении их, возможно, принимал участие и сам Дилецкий. Ни один документ не говорит о пребывании Дилецкого в Варшаве, хотя Н.Ф.Финдейзен в указанном издании и И.Ф.Бэлза в "Истории польской музыкальной культуры" делают такое допущение.

После 1675 года, когда была напечатана в Вильне "Тога злота", Дилецкий, очевидно, приехал в Москву, в 1677 году был направлен в Смоленск дьяком Т.Д.Литвиновым. Там был написан сокращенный вариант "Грамматики", известный по ряду рукописей, в особенности же по вполне исправной: ЦГАДА, ф. 181, № 541, рукопись начала XVIII века[10].

В Смоленске же Дилецкий сочинял хоровую музыку - он сам цитирует в "Грамматике" свою "смоленскую" службу,- а также, вероятно, обучал певцов: недавно освобожденный от поляков Смоленск нуждался в хоровой культуре[11]. Восьмилетием позже ясно зафиксированы традиции хоровой музыки в Смоленске, обследование некоторых отступлений от уставных установок Церковной службы показало: "людям стоять без пения скучно", - Заявил митрополит Симеон[12].

Очевидно, в следующем году Дилецкий вернулся в Москву - его поселил у себя в доме Иоанникий Коренев, - результатом их содружества были поправки во второй редакции "Мусикии", Дилецкий же по поручению Г.Д.Строганова перевел свою "Идею Грамматики мусикийской", предпослав ей посвящение Строганову, написанное в торжественном стиле звучным языком оды. Предполагают, что Дилецкий служил регентом хора Строганова, некоторые считают - в Москве, другие - в Нижнем Новгороде; С. С. Скребков писал, что Дилецкий жил в Воскресенском монастыре, называемом Новый Иерусалим[13]. Но все это лишь гипотезы, не подтвержденные никакими сведениями из документов XVII века[14]. Достоверным остается только проживание Дилецкого в доме Коренева.

О трудах Дилецкого в Москве находим в ряде рукописей определенные указания: он работал над исправлением голосоведения в бытовых кантах - об этом свидетельствуют надписи в сборнике кантов "справлено Дилецким"[15]; принимал участие в редактировании "Ключа разумения" Тихона Макариевского, о чем сам Дилецкий упомянул в одном из вариантов "Грамматики"; составлял краткие пособия для обучения музыке, подтверждением чего служит запись такого содержания: "...мусикия сия изложение царственного пресловущего мастера Николая Дылецкова, мне же грубому и по моему у господа бога прощения и послужения такожде царственному мастеру Василию Титовичю, что у Спаса в нове веръховому дьяку и композитору всех премудростию своею превосходящему и по ево инспекторской милости и убогому моему радению. Мне же последнему и низщащему рабу их инспекторской милости достася сия мусикия"[16].

Из записи явствует, что ее автор получил "Грамматику" из рук Титова, а составлена она была Дилецким. Можно предположить, следовательно, что Дилецкий и Титов были знакомы.

Одновременно с перечисленными работами Дилецкий не забывал и сочинять: одна из его "служб" носит название "Московская".

Приведенные скупые, но единственно достоверные сведения рисуют разнообразный характер музыкальной деятельности Дилецкого, неутомимого музыканта - теоретика, педагога, композитора, дирижера.

Дадим вкратце описание "Мусикийской грамматики" Дилецкого[17].

Главное внимание Дилецкого направлено на обучение композиции в партесном стиле, условно говоря, концертного наклонения. Это целый комплекс приемов и средств, который включает:

а) ладовое объединение,

б) гармонию,

в) систему имитаций,

г) триумвират формы: начало (inceptum) - середину - конец,

д) теорию кадансов,

е) принцип концертности: чередование tutti и trio.

Дилецкий различает три ладовых наклонения: веселое, печальное и смешанное, что идентично мажору, минору и переменному ладу. Эти наименования еще не утвердились в теории XVII века, поэтому объяснение ладам Дилецкий дает в содержательном аспекте. Если мажор и минор скоро скажутся в теории музыки, то смешанный (переменный) лад - явление, которое будет осознано лишь через два столетия в теории Б.Л.Яворского, причем в том самом виде, который подразумевал и Дилецкий: начало в мажоре, окончание в миноре (обычно параллельном). Примеры переменности в разных вариантах "Грамматики" различны, некоторые меняют наклонение в кварто-квинтовом отношении.

Самое существенное в ладовой теории Дилецкого - стремление к централизации, к определению общей ладотональной структуры сочинения. Средством объединения звуков в многоголосии служит аккорд с его терцовым строением, начиная с нижнего тона. Нарушения такой координации крайне редки, но допускается секстаккорды, которые не определяются еще как обращения. Система имитаций - обычная для Дилецкого форма фактуры, охватывающая любое число голосов (у Дилецкого вплоть до восьми, но в сочинениях, например Титова, встречаются и двенадцатиголосные имитации). Имитации часто предстают в форме канонических секвенций в кварто-квинтовой или иной последовательности. Тематический материал их прост, как и вообще тематизм в партесном стиле. Это объясняется не слабой изобретательностью композиторов, но общим положением музыкального стиля XVII века, который, выдвинувшись из недр полифонии строгого письма с его безраздельным господством мелодического начала и опираясь на гармонию, изыскивает интонации в рамках простейшей аккордовой последовательности[18]. Только великий Бах достигнет художественных высот в синтезе мелодического и гармонического начал в своем тематизме, соединив палестриновскую широкую мелодию голосов с новейшими достижениями гармонии, - композиторам партесного стиля это еще не было дано.

Концертность Дилецкий рассматривает как главнейшую форму партесных произведений. Она складывается из чередования тутрийных построений и звучания группы голосов (trio). Концертность понимается и как имитационная система, отсутствующая в постоянном многоголосии-см. в "Идее" примеры 71 и 72 (с. 342):

(пример №2)

Важнейшим достижением теории Дилецкого было установление мелодического начала в композиции. Трактаты и руководства западноевропейских музыкантов-теоретиков исходили из теории контрапункта, предписывавшей изобретение второго (третьего и т. д.) голоса на данный cantus firmus (целыми нотами) в виде сопровождения одним, двумя, тремя и т. д. звуками. Свобода мелодического движения сковывалась заданным ритмом контрапункта (целая, половинная, четверть и т. д.), пока не был введен "цветистый контрапункт"[19].

Дилецкий сразу предлагает свободное ритмическое движение голосов. Он начинает мелодическими ходами на секунду, терцию, кварту и квинту (последовательно), то есть постепенно расширяя интервал inceptum. Этот методический прием автор изобрел самостоятельно, будучи не удовлетворен рекомендациями книжных руководств (с. 68):

"К самым моего изыскания приступующе правилам, всем наказую да имееши память прилежную на описание - что есть мусикия. Такожде и всем наказую, что правила, мною изданныя, суть нужны ради терции и квинт, наипаче же ради концертоваго пения. И тако хотяще выставити совершеннаго мусикию... прелагаю возшествия и низшествия, ими же составляется всякое пение". ("Приступая к правилам, изобретенным мною, всем наказываю, чтобы хорошо помнили - что такое музыка. Также всем наказываю, что составленные мною правила нужны ради терций и квинт, более же всего - ради концертных композиций. Итак, желая воспитать знающего музыканта... предлагаю формы восходящего и нисходящего движения, из которых складывается всякое пение".)

Приведенные выше факты распространенности "Мусикийской грамматики" Дилецкого (известны 26 списков из разных уголков России) дополним интересными сведениями о поэтической форме ее пропаганды. Речь идет о том, что два экземпляра "Грамматики" - один, написанный в Соли Камской (Соликамск) между 1705-1711 годами, и другой - его копия, обогащены стихотворными вставками, обращенными к читателю, к его художественному чувству[20]. Стиль этих стихотворений, образующих единый цикл, типичен для XVII века и напоминает о виршах из "Глагола ко читателю" в "Мусикии" Коренева или о заключительных виршах в "Извещении" Мезенца и "Ключа разумения" Тихона Макариевского. Эта связь устанавливается тем легче, что последняя из вставок не что иное, как вирши Тихона с его акростихом "Трудился о сем монах Тихон Макариевский".

Обращение к разуму читателя, указание на важность и сложность излагаемых Дилецким музыкально-теоретических положений - вот главная цель стихотворных дополнений к "Грамматике". Подобный упор на научное изучение музыки вполне согласуется с веяниями петровской эпохи, когда науке и просвещению придавалось такое большое значение[21]. "Мусикийская грамматика" получает как бы новую жизнь, новое значение, связанное с развитием науки и с блестящим расцветом партесного стиля в музыке. Названные экземпляры "Грамматики" содержат 180 стихотворных строк, разделенных на восемь частей и помещенных в начале и в заключение каждой из семи частей "Грамматики". В Приложении IV мы помещаем весь текст вставок.

Наличие стихотворных вставок в "Мусикийской грамматике" - замечательное свидетельство не только единения искусств - поэзии и музыки,- но и высоких целей просвещения, достигаемых совместно. В этом сказался результат того нового отношения к музыке, которое выработалось на протяжении XVII века.

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Архив Юго-Западной России. Киев, 1904. Ч. I. Т. XII. С. 62-71.

[2] Киев, 1859-1876. Указатель к изданиям Временной комиссии для разбора древних актов при Киевском, Подольском, Волынском генерал-губернаторствах (1845-1877). Т. I: Имена личные. Киев, 1878.

[3] Estreicher К. Bibliografia polska. Krakow, 1897. Т. 15. S. 207.

[4] Baliriski М. Dawna akademia Wilenska. Спб., 1862. Lukaszeavicz I. Historia szkol w Koronie i w Wiel. Ks. Litewskem. Poznan, 1856. Т. II. Ректорами Виленской академии были: Даниэль Бутвил (Daniel Butwitt) - в 1663-1666; Андрей Волович- в 1666-1669; Станислав Тупин - в 1669-1672; Балтазар Ро-гальский-в1672-1675.

[5] Музыкальная эстетика России XI-XVIII веков. М., 1973. С. 140.

[6] Достаточно справиться с исчерпывающими библиографическим трудами К. Эстрайхера (см. ссылку на это изд., с. 59), В. И. Лукьяненко "Каталог белорусских издании кирилловского шрифта XVI-XVII вв." (М., 1973), А. С. Зерновой "Книги Кирилловой печати"-свободный каталог (М., 1958),-мы не найдем в них ни имени Дилецкого, ни его трудов. Тем не менее даже в наши дни продолжают помещать те же ошибочные сведения, как это сделал, например, В. Ильин в кн.: Очерки по истории русского хорового искусства (М., 1985).

[7] Финдейзен Н. Указ. соч. С. 293.

[8] Недавно опубликованы письма А. Ф. Львова к Ф. Фетису, относящиеся к данному вопросу. См.: Revue Beige du musicologie, XIX, 1-4. Bruxel, 1965.

[9] См.: Щербицкий О. Виленский Свято-Троицкий монастырь. Вильно, 1886.

[10] Описание см. в кн.: Дилецкий Н. Идеа грамматики мусикийской. С. 466-

[11] См. об этом в статье: Протопопов Вл. К 300-летию "Мусикийской грамматики" Николая Дилецкого // Сов. музыка, 1978, №1.0 Дилецком как учителе ищет М. В. Аксенов в "Очерках по истории народного просвещения в Смоленском крае с древних времен до начала XIX в." Смоленск, 1909. С. 132.

[12] Попов Н. О поездке в Смоленск к митроп. Симеону "для великих духовных дел" // Чтения в Общ. истории и древностей российских. М., 1907. Кн. 2 (221), гд. V. С. 38-44. Относится к 1685 году.

[13] Скребков С. Русская хоровая музыка XVII века. М., 1960. С. 77.

[14] В архиве Строгановых (ЦГАДА, ф. 1278, ф. 365) не найдено никаких поминаний о Дилецком.

[15] ГИМ, Синод, певч. собр., № 1746.

[16] ГИМ, собр. Барсова, № 1341, л. 23 об. Эту рукопись еще предстоит тщательно проанализировать. Из записи видно, что Титов, в прошлом государев певчий дьяк, служивший в церкви Спаса во дворце, к этому времени исполнял должность инспектора в московской ратуше.

[17] В наиболее полном виде она опубликована в изд.: Дилецкий Н. Идеа грамматики мусикийской.- Памятники русского музыкального искусства. М., 1979. Вып. 7. Наряду с публикацией основного текста здесь проведены сравнения с рукописными вариантами "Грамматики", а также предложено описание всех ныне известных ее списков в разнообразных редакциях. Публикация сопровождается исследованием, характеризующим содержание труда, биографическими сведениями об авторе и его современниках. Во избежание повторений ниже предлагается лишь самое краткое описание основных принципов Дилецкого. Анализ "Мусикийской грамматики" и музыкально-теоретических трудов Дилецкого дал Ю. В. Келдыш в "Истории русской музыки" (т. I, с. 270-285).

[18] О мелодической широте в полифонии мы судим по гениальным творениям Палестрины, но если обратиться к его современникам меньшего таланта, то у них подчас не найдем палестриновской пластики мелодических голосов. Это относится же и к музыке прославленного Орландо Лассо.

[19] Такая методика излагалась в ряде руководств, например: Porta musicale per la quale il principionte.... di Steffano Bernardi. In Venetia, 1639; Documenti armonici di D. Angelo Berardi da S. Agata. In Bologna, 1687.

[20] ГИМ, Синод, певч., собр. № 777; Калининский обл. гос. архив, ф. 103 № 651-а.

[21] См.: Пекарский П. Наука и просвещение при Петре Великом. В 2-х т. Спб., 1862.


Вл. Протопопов.
Русская мысль о музыке в XVII веке.
Москва, "Музыка", 1989.

  • Назад.
  • Перейти к оглавлению
  • Дальше.

    * * *

     

    Спонсорская ссылка:

  •  
    Поиск

    Воспользуйтесь полем формы для поиска по сайту.
    Версия для печати

    Навигация по сайту:


    Воспользуйтесь картой сайта
    Портал
    Православный Календарь
    Новостная лента
    Форум

    Яндекс.Метрика
    Rambler's Top100

    Спонсоры:

    Свои отзывы, замечания и пожелания можете направить авторам сайта.

    © 1999-2007, Evening Canto.

    Сайт на CD-ROM


    Rambler\'s Top100

         
    PHP 4.3.7. Published: «Evening Canto Labs.», 1999-2001, 2002-2007.