Прот. Василий Лебедев

О церковном пении в России (Краткий очерк)
Продолжение.

Попытки Бортнянского обратить внимание на древние распевы.

Проследим же далее историю развития того и другого рода церковного пения и посмотрим, насколько живучим оказались оба рода. Уже Бортнянским (этим представителем и слабым отголоском итальянцев Моцартовского времени, как его называет Серов) делаются попытки гармонизовать некоторые мелодии обихода. Правда, попытки эти и остаются только попытками. Мелодия обихода, которая должна бы оставаться неизменной, в его переложениях изменяется и принаравливается к рамкам двух тональностей: мажорной и минорной. Вводятся случайне диезы, коих нет в мелодии обихода, т. к. все обходные мелодии строго диатонические (т. е. выдержаны в одном известном звукоряде); укорачиваются и удлинняются для целей подведения их под рамки симметричного ритма. Все это служит причиной, по которой переложения Бортнянского скорее представляют собой оригинальные сочинения, чем работы по гармонизации древних напевов. Позднейшие (после Борнянского) композиторы мало обращают внимания на обиходное пение и пишут концертную музыку на слова церковных песнопений. Из последователей Бортнянского большинство сочиняло мелоди; как то: Гейне, Давыдов, Марков, Макаров, Грибович. Нового в церковное пение они не вносят, если не считать работы по переложению так называемого "придворного" распева на 4 голоса Грибовичем.

Грибович и его переложения древних распевов.
Придворный распев. Его происхождение и употребление.

"Придворный" напев получил свое начало в придворной певческой капелле. Имея во главе лучшие музыкальные силы, капелла обратила серьезное внимание на старинное русское пение. "Начало XIX века, - говорит профессор Разумовский, - по своему вниманию к старой церковной мелодии особенно замечательно. Певцы придворной капеллы, собранные с разных концов Империи, кроме естественных дарований своего голоса, приносили с собой в капеллу совершенное знание родных местных напевов. Разнообразие распевов, стекавшихся отовсюду в капеллу, было немалозначительно. Капелла представляла собой обширное вместилище, где все разнообразные распевы Русской церкви, подобно металлам в одном горне, должны были, так сказать, расплавиться, слиться. Распевы разных русских местностей действительно сложились в капелле в одно целое и образовали собой то, что ныне известно под именем придворного распева". Первое положение этого распева на ноты было сделано, как мы упоминали выше, Грибовичем. В 1844 году придворный распев кладется на ноты Воротниковым.

Львов и его гармнонизация древних распевов.
Турчанинов - помощник Львова.

Львов, в бытность свою директором придворной капеллы, деятельно занимается гармонизацией обиходных распевов и оставляет полный круг церковнх песнопений. Ему помогает в этом капитальном труде протоиерей Турчанинов. Как непосильная одному, как новая и почти первая в этом направлении, работа Львова и Турчанинова не лишена недостатков, из которых важнейшими являются изменения мелодий и полное игнорирование древних ладов, в которых мелодии вращаются. Мелодии принаровлены Львовым к рамкам мажора и минора, которые часто совершенно чужды мелодиям обихода. Известный ученый Гельмгольц сравнивает такое отношение музыкантов к мелодиям, написанным в древних ладах, с архитекторами, которые пожелали бы к храму, построенному в греческом стиле, придать во что бы то ни стало украшения в стиле готическом. Часть мелодий обихода Львов заменяет произведениями позднейших композиторов.

Собственные сочинения Львов, и Львов, как теоретик по церковному пению.

Собстенные сочинения Львова имеют значение, как переходная ступень к строгому стилю. Неоспоримой его заслугой является оставленное им сочинение "О несимметричном ритме", в котором он первый указал на заблуждения музыкантов при обработке древних мелодий.

Турчанинов и Ломакин.

Турчанинов и Ломакин, оставившие нам массу духовно-музыкальных сочинений и переложений, замечательны тем, что первый из них главным образом перелагает мелодии обихода, а второй стараестя применить древние лады к своим духовным сочинениям. Наряду с достоинствами сочинений Турчанинова, проникнутых глубоким чувством религиозным и задушевностью, пользующихся в наше время такой распространенностью, что редкий хор не исполняет того или другого из этих сочинений - они имеют и недостатки, которые мы вкратце и перечислим.

Недостатки Турчанинова.

Положение мелодии обихода у Турчанинова всегда в среднем голосе неудобно, т. е. другие голоса затемняют обиходную мелодию. Витиеватость его сопровождающих голосов лишает мелодию обихода того величавого спокойствия, которое свойственно ей при исполнении униссоном или при сопровождающих голосах в строгом стиле. Введение случайных диезов и бемолей, ведущих к изменению мелодий обихода, и высокое положение сопровождающих голосов (тенора) - вот недостатки Турчанинова и его последователей.

Глинка.

Невозможность гармонизации древних мелодий без знания древних ладов и их теории сознан была нашим гениальным М.И. Глинкой, который, с целью изучить эти лады, отправляется к известному теоретику того времени Дэну (в Германии). К глубокому сожалению всех любителей церковного пения, смерть похитила у России Глинку и он не успел дать нашей церковной музыке того, что мог бы дать, судая по его горячему желанию послужить родной церковной музыке. "Я был бы счастлив, - писал он из-за границы, - если бы мне удалось проложить хотя тропинку в нашей церковной музыке".

Бахметев.

Обиход "придворного распева" одним из последующих директоров придворной капеллы, Бахметевым, перелагается вновь в четырехголосную гармонию, но переложения эти не избегают прежних недостатков Львова. Собственные произведения Бахметева написаны в западно-европейском стиле и ничего общего с древним церковным пением не имеют.

Багрецов, Эсаулов, иер. Виктор, Феофан и т. д. и их влияние на церковное пение.

Пользующиеся большой популярностью в наше время сочинения Багрецова, Эсаулова, иеромонаха Виктора, Феофана и других композиторов, (имена которых Ты, Господи, веси, так их много!) - имеют те же недостатки, что и произведения Веделя, Дехтярева, Сарти и т. д. Почти все они уступают своим прототипам в грамотности музыкальной, а некоторые совершенно безграмотны. Часть их, каковыми являются сочинения Багрецова и Эсаулова, уснащены всеми пикантностями гармонии и имеют значение разве в качестве указателя, - как не следует писать духовно-музыкальных сочинений: так странно слушать их гармоническе хитросплетения, благодаря которым текст песнопения затемняется настолько, что уразуметь его молящийся лишен возможности.

Таким образом, из всего сказанного видно, что направление иноземных композиторов не умерло и имеет своих последователей, разбирать многочисленный духовно-музыкальные сочинения которых и упоминать о которых не имеет смысла, т. к. пришлось бы повторять все сказанное выше.

Работники по разработке обиходного пения.

Но в русской духовной музыке не заглохло и другое истинно-церковное направление; наоборот, оно с каждым годом завоевывает в свои ряды все более и более музыкальных сил. Появляются такие капитальные исследования по теории и истории церковного древнего пения, как труды Арнольда, Вознесенского, Разумовского, Металлова.

Гармонизации древних распевов Римским-Корсаковым, Чайковским, Соловьевым, Львовским и Потуловым.

Создаются гениальные попытки гармонизации древних распевов таких музыкантов, как Чайковский, Римский-Корсаков, Львовский. Выходит в свет капитальный труд Н.М. Потулова, в котором мелодии обихода обработаны с совершенно иной точки зрения, чем та, которую имели на это дело Львов, Бахметев и т. д.

Позволим себе остановиться несколько подробнее на переложениях Н.М. Потулова, составляющих новое и самостоятельное отношение к древнему церковному пению. "Я убежден, - говорит Н. М. Потулов о своих трудах(2) - что при боогослужении нашем потребно пение иного характера, иного строя, чем то, какое слышим мы в наших церквах. Я взялся за свой труд не с тем, чтобы преобразовать пение наше, - этот удел может достаться только какому-нибудь вдохновенному таланту, гению, - но с тем, чтобы вызвать хотя суждения об этом важном и многолюбимом мною деле. Я должен сказать, в переложениях своих я не старался быть музыкантом, ибо, по моему мнению, в древнем пении нашем должно искать не музыки, а только выражения того чувства, которое воодушевляет православного христианина в ту или иную минуту церковно службы. Я не находил возможным всегда строго держаться греческих ладов, заботился преимущественно о сохранении в целости нашей обиходной ноты, избегал страстных музыкальных аккордов, порождаемых малыми седьмыми нотами (септаккорды), действующими на нервы и, по моему мнению, мало пригодных там, где человек ищет благоговейного молитвенного настроения".

Таковы взгляды самого Н.М Потулова на его работу. Сочинения его написаны для мужского хора, что совершенно ясно, ибо только хор из взрослых, понимающих все значение исполняемой ими задачи, будет стоять на высоте своего призвания. Мелодии обихода сохраняются Потуловым во всей неприкосновенности, не подвергаются тем изменениям, которые, как мы видели, составляют один из недостатков работ Львова, Турчанинова и многих других. Сопровождающие голоса чрезвычайно просты, и на их строгом, выдержанном в одном стиле, фоне мелодия обихода выделяется чрезвычайно рельефно. Положение мелодии всегда в верхнем голосе, что выделяет мелодию, делает ее главной частью работы. Употребление трезвучий лада, как основных, так и обращенных, и избежание всех аккордов, пригодных для выражения субъективных чувств композитора и не подходящих к пению древнему церковному, придает всей работе Н.М. Потулова оттенок серьезности, объективности, так необходимой в церковном пении. Диатонизм обиходных мелодий у него всегда сохранен, что делает мелодии понятными и простому народу, который в своих музыкальных творениях всегда пользуется только диатонической гаммой и не понимает хроматизма (случайные диезы и бемоли). Пр. Разумловскйи свидетельствует, что даже русский гимн, в подлиннике несколько раз меняющий тональность, при исполнении его народом,теряет хроматизм. Одним из достоинств переложений Н.М. Потулова является и то весьма важное обстоятельство, что ритм обиходной мелодии оставлен несимметричный - словесный, что в церковном смысле, говорит пр. Разумовский, делает мелодию обихода назидательной и поучительной.

Известный знаток церковного пения князь Одоевский, разбирая произведения Н.М. Потулова, обращает внимание на то еще весьма важное обстоятельство, что они доступны даже небольшому хору. "Исполнение его произведений, - говорит он, - не требует от певца ни исключительных голосов, ни особых музыкальных талантов. Всякий сколько-нибудь учившийся пению, у кого есть хотя восемь нот в голосе, может участвовать в хоровом исполнении этих напевов. Притом, созвучия так устроены, что пение возможно, если угодно, лишь двумя голосами (например, верхним басом), прибавится третий - лучше, прибавится четвертый - еще полнее. Положим, на клиросе не более четырех, трех, даже двух человек; если поют они верно, без прикрас, пение достигает назначенной ему цели; на клиросе до 100 человек - пение не изменяется, а только делается более величественным; но необходимости иметь в своем распоряжени многочисленный хор, как в музыке по ново-западным началам, здесь нет". Переложения Н.М. Потулова по всем выше изложенным причинам имеют громадное значение, как выход на единственную верную дорогу из той чащи, в которую попала церковная музыка, благодаря стилю, введенному у нас иноземными композиторами, о которых мы упоминали выше, и их подражателями. Труды Потулова оказали уже влияние на новейшие попытки гармонизации древних распевов; одной из наиболее ярких попыток такой гармонизации является недавно изданный придворной капеллой капитальный труд, под заглавием "Всенощное бдение древних распевов".

Во "Всенощном бдении древних распевов" при соблюдении диатонической гармонии, заметна большая самостоятельность голосоведения (проходящие и вспомогательыне ноты во всех голосах), изящество и художественность и довольно ясно выраженный дух народности. "Благослови душе моя Господа" и "Богородице Дево" Греческого распева, наиболее употребительные в певческой практике, могут служить довольно типичным образчиком переложений Придворной Капеллы. К мелодии в переложениях Капеллы отношение далеко не педантичное; в гласовых напевах в видах практического удобства распевания стихир, строго соблюдается точность мелодичность строк и единообразие при их повторении.

В духе Н.А. Римского-Корсакова, М.А. Балакирева, участвовавших в переложениях Капеллы, в том же роде с небольшими индивидуальными отличиями перелагали и перелагают Е.С. Азеев и А.А. Копылов, учителя Капеллы.

В своих отдельно изданных переложениях Римский-Корсаков и Балакирев разнятся значительно. Р.-К. проявил отчасти наклонность изобразить музыкальную картину русского церковного пения по древнему народному обычаю ("Тебе Бога хвалим", "се жених") но он пользуется еще в обработке по преимуществу техническими средствами западной теории без намека на лады.

М.А. Балакирев склоняется к привившемуся у нас европейскому итальянизованному стилю Бортнянского, но с сохранением подлинной мелодии, с большей художественностью при простоте построения и находчивостью голосоведения. ("Достойно есть" Киевск. распева, "Да молчит").

П.И. Чайковский тоже уделил долю своего таланта гармонизации церковно-обиходного пения. Сохраняя более или менее обиходную мелодию, Чайковский придал ей довольно свободную сравнительно с предшествующими перелагателями гармонизацию. Чайковский почти под каждую ноту обиходной мелодии подписывал самостоятельный аккорд, редко понимая ее (ноту мелодии) в качестве проходящей или вспомогательной; даже в речитативах под каждой нотой происходит смена аккордов; в сопровождающих голосах введена фигурация. Вследствие всего этого главная мелодия затушевывается гармонирующими голосами; калейдоскопическая смена аккордов подавляет восприимчивасть уха, внимание рассеивается, слова молитвы отходят на задний план, и цель церковного пения не достигается. Стиль переложений Ч. полифонический, но не певческого , а инструментального характера: голоса ведут не свободные разводы и подголоски, а это мелодичное движение голосов находится в полной зависимости от предварительно намеченных аккордов и их расстановки "голоса не поют, а лишь входят для образования нужных автору аккордов".

Но все же очень большая заслуга Чайковского в деле возрождения обиходных напевов в хоровой церковной практике. В переложенном им "Всенощном бдении" средства гармонизации обиходных напевов, а в лучших переложениях ("Свете тихий") дан образец контрапунктической обработки мелодии и намечен певчески-симфонический характер церковного пения.

Авторитетный пример Капеллы и Чайковского показал дорогу деятелям по переложению мелодий обихода.

По переложению обиходных напевов трудились и трудятся немало песнолюбцев и песнорачителей, принесших в разных отношениях пользу разработке церковных напевов.

М.Р. Щиглев - положил для однородного мужского хора весь круг годичного богослужения разных распевов. (Издан, к сожалению, только Благодарственный молебен). Проникнутые пуританизмом Потулова, его переложения художественнее прототипа, а местами в них уже чувствуется рельефный намек на истово-народный характер гармонизации церковных напевов ("Богородице Дево", "Спаси от бед"). Особняком остаются его весьма идейные и художественные переложения: "Тебе одеющагося светом" (Изд. Селиверствоа), "Се жених грядет" и "Христос воскресе" (с оркестром), в которых применены все богатые средства современной музыки.

Львовский Гр. Ф. явил себя последователем двух церковно-певческих течений: "В некоторых,немногих (напр. Херувимского Знаменного распва) переложениях он придерживается строго диатонической ладовой гармонии, в большинстве средства гармонизации использованы более разнообразные и в смысле мелодического украшения и в отношении гармонических средств. Строго сохраняя, подобно Потулову и Щиглеву, церковную мелодию, как святыню, Львовский, однако не так педантично относился к гармоническому толкованию мелодии, как современный ему Архангельский и др., (напр. перелагатели нового обихода Капеллы), которые почти каждой ноте мелодии давали особый аккорд (простой контрапункт: нота против ноты). Некоторые ноты мелодии поняты им как проходящие или украшающие, встречаются таковые же и в сопровождающих голосах, свободно применяются задержания, есть модуляции в параллельный минор, в минор на терцию вверх и т. д. Альт, обычно игравший роль лишь устойчивого цемента между аккордами, у Львовского отличается мелодичностью и некоторой подвижностью. Лучшее в смысле художественном переложение Л-го стихира на Рождество: "Слава в вышних Богу", "Милость мира", на литургии Васил Вел. Задостойник Сретению, "Господи аще не быхом"(3) и н. др. Сочинения Львовского написаны в относительно свободном стиле; в некоторых он воссоздает монастырские напевы. В последних своих сочинениях Л-ий склонился к выразительно-декламационному, отчасти национальному направлению ("Блажен муж", "Господи помилуй" на Воздвижение). То же подражание народно-певческим ходам заметно в некоторых переложениях ("Кресту твоему", "Христос Воскресе", "Да воскреснет Бог", "Благослови душе моя Господа" и н. др.).

К типу переложения Львовского можно отнести переложения В.П. Войденова, при чем стиль его переложений более суровый и своеобразный, иногда приближающйся к западным церковным классикам.

Переложения А.А. Архангельского весьма близки по стилю Потулова с расширением гармонических рамок при гармонизации; им введено употребление терц-кварт аккорда, секунд аккорда пятой ступени и т. п., аккордов весьма не подходящих ни к строжайшему стилю вообще, ни к характеру нашей обиходной мелодии в особенности. Переложения Архангельского сделаны по заранее намеченному, довольно шаблонному, масштабу, однообразны и сухи и поэтому даже техническая простота их и санкция Св. Синода не помогли им войти в широкое клиросное употребление. Переложения Архангельского удобны были бы для строчных напевов, где однообразие вызывается необходимостью, но он не придерживается строго проведенного мелодического устройства, варьируя строки при повторениях, что весьма неудобно в хоровой обычной практике.

В оригинальных сочинениях А. "сконцентрировал в себе музыкальный язык наших композиторов XIX в., но язык лишь известной школы" (Лисицин, свящ. "Современная и новейшая церковная музыка"). Бортнянский, Ведель, Феофан, Виктор плюс хоровые западные классики (Гендель, Гайдн, Моцарт и т. п.) - вот образцы для Архангельского, произведения которых отразились на характере его сочинений.

Сентиментализм, нервно-драматические подъемы, заметное местами подражание псевдо-народным романсам ("Яко согреших тебе" ср. романс: "Оседлаю коня" и т. п.), приспособленность для хорового исполнения в смысле техническом и благодарная ньансировка - вот отчасти тот магнит, который притягивает регентов и любителей к сочинениям Архангельского. Некоторые его сочинения проникнуты неподдельным религиозным чувством.

К строго-диатоническим переложениям относятся довольно многочисленные работы В. Бирюкова, который пользуясь весьма ограниченным гармоническим материалом строгого стиля, сумел сделать некоторые гармонизации довольно талантливо и художественно ("О тебе радуется", "Преславная днесь" м. н. др.).

К типу переложений Архангельского можно причислить еще более формальные переложения А. Ставровского.

В области гармонизации обиходных напевов работал известный свящ. В.М. Металлов (профессор Москов. консерватории). Принципы его переложений изложены им в его книге: "Строгий и строго-церковный стиль гармонии". В ранних переложениях он примыкает к итальянизованным мажорно-минорным переложениям о. Георгиевского (два голоса в терцию, третий квинту, бас - по ступеням аккордов); в позднейших о. Металлов склонился к строго-диатонической гармонии. (Литургия - Киевского рапева. Всенощное бдение. - Древним распевом). Как в сочинениях, так и в переложениях почтенный ученый теоретик о. Металлов не обнаружил яркой индивидуальности и творческого полета.


Тамбовские Епархиальные Ведомости, №№ 21-23, 1905 г.

  • Перейти к оглавлению

    * * *

     

    Спонсорская ссылка:

  •  
    Поиск

    Воспользуйтесь полем формы для поиска по сайту.
    Версия для печати

    Навигация по сайту:


    Воспользуйтесь картой сайта
    Портал
    Православный Календарь
    Новостная лента
    Форум

    Rambler's Top100

    Спонсоры:

    Свои отзывы, замечания и пожелания можете направить авторам сайта.

    © 1999-2007, Evening Canto.

    Сайт на CD-ROM


    Rambler\'s Top100

         
    PHP 4.3.7. Published: «Evening Canto Labs.», 1999-2001, 2002-2007.